1. О представительстве
  2. Новости
  3. Новости
  4. Большое интервью с Главой Башкортостана Радием Хабировым об итогах 2021 года

Большое интервью с Главой Башкортостана Радием Хабировым об итогах 2021 года

Декабрь 29, 2021 Просмотров: 143

Что удалось сделать республиканским властям в 2021 году? Какие проблемы обнажились? Куда двигается регион? В четвёртом интервью ведущим СМИ Башкирии Радий Хабиров в качестве Главы республики расскажет о своем отношении к событиям уходящего года.

Разговор на четверых.

И первый вопрос - об удовлетворённости личной работой Радия Хабирова.

Глава республики назвал три года у руля региона непростыми. Говорит, что не приходилось работать на мирных рельсах.

«Тревоги много! Сомнений мало. Мы учились и принимать решения, и нести за них ответственность! — Подчеркнул руководитель региона. — Появилось более глубокое понимание людей сути работы».

***

Вопрос о пандемии и поддержке малого и среднего бизнеса.

Самое тяжелое для Главы — когда люди умирают! Он признал, что в связи с этим пришлось принимать сложные решения и ограничения.

«Для маленького ресторана — это катастрофа! Но это вынужденная мера. Мы выбирали между здоровьем людей и спасением бизнеса», — отметил Радий Хабиров.

Количество субъектов малого и среднего бизнеса находится на уровне 2019 года. Отрасль экономики прошла этот тяжёлый этап. На уровне президента страны тоже были меры поддержки.

«Наши усилия тоже не прошли бесследно. Мы научились бороться с коронавирусом», — отметил Глава.

***

Вопрос о мотивации графика нон-стоп.

«Эта должность не даст спокойно сидеть. Столько вызовов, проблем, вопросов у людей. Когда я начинал работать, думал, что за год я поставлю все на рельсы. Так не случилось. Пока есть ручной режим, но система начинает работать», — сказал Глава.

***

Вопрос о 450-летии Уфы и проведении в регионе чемпионата мира по хоккею.

«Я был на хоккее после вопроса президенту, я слышал, как хоккеисты отзывались о словах Владимира Путина. Но молодым журналистам я хотел бы дать совет: просто сказать президенту „Спасибо!“, и что башкиры всегда за вас», — подчеркнул Радий Хабиров.

Руководитель республики отметил, что ему приятно было слышать слова главы государства о Башкирии и Уфе, и развеял миф о том, что губернаторов заставляют проводить прямые линии и пресс-конференции.

***

Вопрос о строительстве инфекционных центров и «долгой борьбе с коронавирусом».

«Мы долго спорили о строительстве таких центров. Когда построили стерлитамакский госпиталь, поняли, что попали в точку. Опыт у нас есть, эти медучреждения легковозводимые. Уйдет ковид — хорошо! Мы набили себе „шишек“, и наши негативные прогнозы всегда сбывались», — сказал Глава.

***

Вопрос об оценке правительства и администрации Главы.

«Правительство — это абстрактный орган, но это, в первую очередь, люди. Я буду говорить о премьер-министре. Я понимал, что мне и республике нужен человек, который обладает определенным опытом и умеет принимать и отвечать за свои решения. Я сторонник разделять ответственность. Решать самому — неэффективно. Андрей Геннадьевич обладает этими качествами. Его личностные качества иногда заставляют меня ловить его и говорить «Стоп, стоп!». Мы иногда ругаемся, точнее обсуждаем много. Я, наверное, оцениваю его и коллектив, который мы собрали. Сложно по десятибалльной шкале их оценивать. Я просто оцениваю их высоко. Правительство наше очень деятельное. Есть поражения, но оно работает с желанием.

Мне всегда хотелось, чтобы правительство было стратегическим. Жители хотят видеть улучшения своей ситуации. Здесь надо вдвойне работать», — отметил Радий Хабиров.

***

Вопрос об Александре Сидякине.

«Откровенно скажу, его назначение и переезд — неожиданность. Мы не задумывались и не советовались с ним. Он так же ведет некоторые проекты в республике. В башкирской политике он научился работать.

Мы не случайно оказались в одной ложе втроем на спектакле «Щелкунчик» в театре оперы и балета. Я пригласил и Сидякина, и Назарова».

***

Вопрос о привлечении федеральных средств.

«Я не могу сказать, что доволен, но эта работа сдвинулась. Привлечение федеральных средств сейчас идет. Порой важнее по национальным проектам вовремя освоить, качественно сделать и сдать. Я надеюсь, что мы будем улучшать эту ситуацию».

***

Вопрос о рейтинге депутатов.

«Я не могу их рейтинговать… Они все люди ответственные. Там нет пенсионеров, которые заслужили уважение и сидят там. Самый возрастной там Павел Рюрикович. Но кто-нибудь может назвать его таковым?», — отметил Глава.

***

Вопрос личный! О сносе гостиницы Лидо в «Олимпик-парке».

Бывают какие-то события в регионе, после которых я собираю проклятия. Тому, что я не влезал и не высказывался, есть несколько причин. Мне было любопытно, как будет действовать Уфа и другие структуры. Второе — ситуация с «Лидо» гнилая. Там нет рыцарей белого света. Пока ее строили — все были в доле. Там нет правых, виноватые есть. Мне непонятна роль муниципалитета, когда ее строили. Я начал разбираться в документах, ситуация патовая. Спасти объект было невозможно. Ввод нельзя было подписать, так как, если бы на объекте что-то случилось, то все бы присели.

Решение о сносе было принято в 2016 году. На дворе 2022-й. Информационный блок тоже недоработал. Людям никто ничего не объяснял.

Третье — бизнес-омбудсмен дал надежду. Но там шансов не было. Это было неправильно. Осадок остался неприятный. Я ради такого дешевого хайпа не бросился никого защищать, потому что не было, кого защищать.

Что будет на этом участке? Посмотрим».

***

Вопрос о соседях и братском Татарстане. Какие отношения у Радия Хабирова с Рустамом Миннихановым.

«Я с глубоким уважением отношусь к руководителю Татарстана. Он сильный политик и хороший человек. Нас связывают добрые и товарищеские отношения. Я себя не заставлял с ним дружить. Это произошло естественным путем. Я сторонник сотрудничать. Где-то когда-то я был неправ, где-то мы друг друга подначивали. Это здорово, что у нас есть такие соседи. Но у нас есть не только Татарстан. Нам надо смотреть и на Свердловскую область.

Я когда был мальчишкой, боролся всегда со старшими. Мне тогда тренер сказал, что, если ты хочешь чего-то добиться, равняйся на тех, кто сильнее и старше. У нас постоянно идет борьба за федеральные деньги, проекты и это здорово».

***

Вопрос о мерах поддержки врачей в пандемию.

«Ситуация наша эпидемиологическая такова, что нам больше не надо принимать ограничительные меры. Но будем еще смотреть после праздников. Врачи ковид-госпиталей будут получать все выплаты. Я ни одну не убрал. Плюс федеральная поддержка. Мы постоянно улучшаем условия работы медиков.

Меня пугает информация о надвигающемся омикроне. Безусловно, он к нам «прилетит». Нас немного успокаивает и делает нас сильнее то, что мы провакцинировали почти 2,2 млн человек. Нам нужно для коллективного иммунитета 2,45 млн. Я уже четыре раза вакцинировался. Я так не хочу болеть, потому что я знаю последствия. У меня дома маленькие дети. Я должен быть здоровым.

Под бой курантов новые ограничения я не готовлю. Мы же в 2020-м году думали, что это черная полоса. Но в 2021 году мы потеряли больше людей.

«Антиваксер», в моем понимании, это человек, который на теме вакцинации решил похайповать. Их надо аккуратно убеждать…»

Радий Хабиров рассказал историю, которую лично видел в ковид-госпитале, когда привезли тяжелую женщину, которая не вакцинировалась.

***

Вопрос о коррупции. Почему некоторых глав вы защищаете до конца?

«Когда происходят подобные события (арест чиновников), то я общаюсь с правоохранителями: положил он что-то в карман или нет? Я не знаю, виновен он или нет. Это решает суд. Если доказательств нет, то человек остается на своем месте.

Я уже принимал решения. Мы уже провели ротацию глав. Кто-то отслужил лучше, кто-то хуже. Но были моменты, когда люди уходили после того, как «он не туда пошел». Я сторонник суда».

Если суд признает невиновными вице-премьера и министра строительства, они останутся на своих местах?

«А я их не увольнял. У них есть свои кабинет, пусть возвращаются и работают».

***

Вопрос о проведении корпоративов чиновников.

«Я не подписывал бумаги на запрет подобных действий. Это не мое дело. Там есть молодые люди и коллективы. У меня всегда было для них пожелание: посмотрите на двор, на людей, что они думают о вас…»

Вопрос о том, с чем Башкортостан подходит к концу года.

«Первое — это коронавирус. У нас сейчас не 8,5 коек и 200 пациентов тяжелых, а 1,5 тысячи коек. Мы приходим вооруженные, с пониманием, как бороться с болезнью. А главное — врачи набрались опыта.

Второе — экономика. Мы могли войти с разрушенной экономикой. Но в новый год мы входим при индексе промышленности 106%. Это обрабатывающее производство, мебельное и другие. Наши кропотливые меры по улучшению инвестиционного климата дали результаты. У нас плюс 3,2%, хотя не везде так. Я думаю, эта цифра будет больше.

Нам удалось этот год лечить хронические болезни. Многие предприятия лежали «на боку». Мы эти предприятия потихоньку поставили. Пример, молочные предприятия в Чекмагуше и Дюртюлях. Мы запустили последний. В следующем, наверное, запустим, чекмагушевское производство…

Там, где я видел жизнеспособность, мы оздоравливали. У нас начало дышать станкостроение. Из неудач, точнее то, что не дожали, Бельское (Башкирское) речное пароходство и судоремонтный завод. Обмеление реки Белой — сезонное явление. Была тяжелейшая засуха. Мы будем работать над восстановлением пароходства и судоремонтного завода. Я думаю, через год это будет работать, и мы будем строить небольшие суда».

***

Вопрос о транспортной реформе.

«Некоторые ругают то, что мы делаем. Вы видите сейчас ПАЗики, которые слетаются к остановке? Борьба с ПАЗиками — это лишь один элемент. Все эти три года я вел переговоры с руководителями, которые эти ПАЗики выпускали. Не надо думать, что владельцы этих маршрутов строят тяжелый бизнес… У тебя 400 автобусов, каждый день у тебя 400 тысяч! Там крутятся миллиарды

Если бы я не связывался с транспортной реформой, то я бы был молодец и сохранил бы свой рейтинг. Мы заменили автобусный парк не только «Башавтотранса». Мы взаимодействуем с частными перевозчиками и беседуем. Рано еще подводить итоги реформы. Это все пустило корни более 10 лет назад. Мы прошли через многое. Мы движемся в позитивном направлении. Житель прав в этой ситуации, мы видим ещё жалобы пассажиров.

Мы открыли новый маршрут Инорс-Дема. А дальше будем собирать негодование и строить перевозчиков. Мы должны создать качественную транспортную инфраструктуру. С Москвой, конечно, бороться невозможно. Следующий шаг — создать нормальную систему в других городах и районах. Эту идею мы не оставили».

***

Вопрос о волонтерах. Куда они делись?

«Никто никуда не делся. Здесь играют роль масштабы. Они до сих пор работают на базе проекта „Наша забота“ и „Единой России“. 2021 год стал для нас показательным — много хороших, добрых, отзывчивых людей. Им огромное спасибо! Для меня — это боевая единица, которая решала задачи».

***

Вопрос о том, как давно Глава прогуливался по городу?

«У меня возникают вопросы к руководителям муниципальных коммунальных служб. В начале своей работы я лично занимался уборкой города, чтобы пыли в Уфе не было. Постепенно мы к этому пришли. Не бывает бесконечных ресурсов, если я буду думать об этом постоянно, то я не буду решать более стратегические вещи.

Критику уфимские власти сегодня заслужили. В этом направлении не хватает продавливания. Надо доходить до каждого дворника. Но мы поняли, что Уфе надо помочь и закупать технику…

У определенной части людей сложилась обида на неубранный снег. Я считаю, что это справедливо. Надо делать лучше. Когда чиновники делают что-то хорошее, наши люди говорят спасибо!».

***

Вопрос о рабочих местах.

«Мы в ОЭЗ «Алга» недавно открыли предприятие на 800 рабочих мест. Самый большой вызов нашей экономики — вопрос занятости и заработной платы. Объем инвестиций в этом году — 260 млрд, и перевалим за 300, наверное. Мы создали структуру, чтобы можно было делать бизнес в республике. Важнейшее в привлечении инвестиций — доверие. Вряд ли кто-то из пришедших бизнесменов скажет, что я его обманул.

Когда я пришёл работать, меня никто не знал и сомневался, куда он будет выкладывать деньги. Я всем объяснял: кто я и как я работаю. Нашей экономической зоне нет двух лет. Мы наверстываем то, что упустили. В истории никогда такого не было, чтобы два предприятия за год взлетели, и уже 10 резидентов зарегистрировались. То, что Татарстан ушел вперед, так нам надо ластами быстрее двигать».

***

Вопрос о программе «Башкирские дворики».

«Такими двориками мы усеем всю республику. Когда я стал Главой, то у меня была картина республики. Первый год мы сделали 400 дворов, затем 300, в этом — 128. Это деньги. Я люблю заниматься комфортной средой, проектировать парки.

Вспомните парк «Первомайский", парк в Белебее, Ишимбае. Много можно перечислять. Люди очень благодарно принимают эти вещи. Первый год со дворами — просто ужас. Обманы, некачественные ремонты и ряд кадровых решений. Второй год — куда ни шло. Этот год — лучше. Как только ресурсы будут позволять, будем делать. В первую очередь мы делаем самые «убитые» дворы… Сегодня уже появились подрядчики, которые понимают наши требования и делают хорошо…

Меня критиковали после того, когда я занялся качелями и жесткой сцепкой… Я спас жизни детей».

***

Вопрос о Зауралье и об оптимизации медицины.

«Часто — это не вопрос денег. Мы не можем понять, как переживает беременная женщина. Конечно, ей лучше рожать ближе к дому. Но оптимизация родовспоможения - мера лучшая, чтобы врачи были более опытные, оборудование новое и лучшее.

У нас неугомонный министр здравоохранения. Хорошая медицина — это дорогая медицина. Это всегда деньги и вложения… Я объяснил министру, что людям нужно все объяснять. Там, где есть ненужные управленческие структуры, мы будем их убирать. Врачей никто не увольняет».

***

Вопрос о поддержке уфимского хосписа.

«Это однозначно личное. Я видел семьи, где есть особенные, тяжелобольные дети. Я в доме ребенка никогда не был. Сходил и увидел больных детей. У нас не было ухода, содержания. Хоспис — это мой личный проект. Для четырехмиллионной республики это нужно. Наш хоспис — это почти 14 тысяч квадратных метров. Для некоторых это последний приют. Я сам лично выбирал, каким будет забор. Хотя нет, неправильно говорить, что это мой проект. Много людей туда переправили от 500 тысяч до нескольких миллионов рублей… Это малая часть того, что мы делаем для детей особенных.

Строительство центра гематологии. Мы должны были начать его год и четыре месяца назад. Люди его ждут. К 2023 году мы построим. Дай Бог, нас подрядчик не подведет».

***

Вопрос о спорте и двух главных клубах «Салават Юлаев» и ФК «Уфа».

«Мы не будем требовать от наших футболистов подвигов. То, что они еще держатся, пройдя этап недофинансирования, это хорошо. Финансирование мы открыли. До нового года уже первый транш перегнали, к февралю отправим вторую часть. Команда очень интересный футбол показывает. ФК „Уфа“ — живучий клуб. В следующем году мы увидим качественный футбол».

***

Вопрос о внешних контактах республики с другими странами.

«Казахстан и Белоруссия — это не туризм. Мы пробиваем дорогу для нашего бизнеса… Нам дают какие-то преференции. Две недели назад казахстанская делегация уехала, а в середине января они снова приезжают. Им интересно. Структуры экономики очень близки — добыча нефти, сельскохозяйственная техника и т. д.

Если мы хотим что-то решить, надо встречаться с руководителями этих стран. Если они дают поручения, то дальше «зеленый свет». Мы будем рейс пускать, пойдет культурный обмен, мы завяжем все.

Донбасс — это другое. Для меня первая поездка была связана с генералом Шаймуратовым. Там люди хотят работать с тобой, смотрят на тебя как дети. Сейчас будет экономическая интеграция. Следующий наш шаг — стоить бизнес на Донбассе».

***

Вопрос о дорожной инфраструктуре.

«Комсомольская — это особый случай. Там всю инфраструктуру делали. Бульвар Ибрагимова — тоже реконструкция. В следующем году мы получим шикарную улицу. Когда мы что-то делаем, начинаются жалобы. Это вызывает у людей дискомфорт, главное — не обманывать их по срокам и рассказывать, что мы делаем поэтапно.

Дорога Уфа-Аэропорт. Ко мне боялись подойти и объяснить, что там происходит. Поток по этой дороге таков, мы обречены делать ее по новой. Либо мы вскрываем эту дорогу, делаем «нормальный пирог», чтобы он не плыл. Пока, я ни сознательно, ни научно, ни финансово, не готов вскрывать эту трассу. Пока мы будем стелить и стелить, чтобы не было колеи.

До 2024 года мы будем капитально делать дороги в Уфе. Восточный выезд — мы его добьем. Он делается с начала 90-х годов. Если я сейчас начну загибать пальцы... Я сразу извиняюсь перед уфимцами за дискомфорт. На следующий год мы закрываем арочный мост через Белую и забываем про него на 2,5 года…»

***

Вопрос о высшем образовании и объединении БГУ и УГАТУ.

«Сегодня мы встречались с ученым сообществом. Говорили о том, сколько денег в республике пришло благодаря науке. Посмотрите, в Удмуртии есть большой вуз. У нас нет. Я попросил Владимира Владимировича поддержать нас… Мы предлагаем объединить, чтобы каждый год вуз не снижал своего научного потенциала… Я гарант этой ситуации. Мы сохраним все лучшее, что было в БГУ и УГАТУ. Республика передает в этот вуз 50 тысяч квадратных метров. Мы мощь собираем!

С ректором вопрос еще не решен. Мы постараемся найти фигуру сильную, мощную, которая будет не из УГАТУ и не из БГУ».

***

Вопрос об экологии и экологическом экстремизме.

«Хочется, чтобы у тебя был рычаг. Но мы порой ленимся и не применяем их. Мы не использовали их в полную мощь. Коммерсанты всегда тяжело расстаются с деньгами…

Экологический экстремизм мешает работать. Когда Сибай загорелся, я сразу туда поехал. Один человек по-хамски себя вел. Очень часто эта повестка привлекает к себе людей, которые возглавляют это движение и потом приходят ко мне с какими-то предложениями...»

***

Вопрос о стерлитамакской «Соде» и пользе от перехода предприятия под госконтроль.

«Справедливость восторжествовала. Я всегда говорю президенту: спасибо! Нам дали пакет, но в доверительное управление. Власть же когда-то продала часть предприятия. Зачем был офис в Москве с видом на Кремль? Сократили эту историю. За всю историю БСК не было таких физических производств, не было такой прибыли. На счетах «Соды» лежат большие деньги…

Сейчас разрабатывается долгосрочная программа развития и модернизации предприятия. Мы можем констатировать — «Сода» находится в бодром статусе!»

***

Вопрос о решении проблем дольщиков.

«К 2024 году дольщиков быть не должно. Это не я сказал — президент… Некоторые 14 лет ждут квартиры. Некоторые получили компенсации, кто-то получил ключи. Через „Дом.РФ“ и Фонд обманутых дольщиков мы сдвинулись. Надеюсь, мы забудем это как страшный сон».

**

Вопрос о восстановлении исторической справедливости и выдающихся личностях.

«У нас есть историки, которые знают эти имена… Мы хотим, чтобы эти люди были достоянием наших детей. Условно Альбанов — после посещения музея хочется заняться исследованием Арктики. Генералы армии, другие забытые имена. Мы сделаем музей. К 2023 году мы его откроем».

***

Вопрос о «детях войны».

«Эта тема была несколько лет. Ко мне приходили разные люди и представители разных организаций. Я говорил, что наш бюджет не позволит. На пору этих детей пришло послевоенное время. Они ничего не имели. Они так же потеряли родителей, голодали и работали. Я был сторонником того, чтобы их статус признали. Надо было раньше это сделать. Я думаю, что мы сделали доброе, хорошее дело. А по поводу „плюшек“ — сумму выплат будем увеличивать».

***

Вопрос о башкирском языке и тяге к родному языку.

«До пяти лет я ни слова по-русски не знал. После я перешел в русскую школу и получил наставление от мамы — учить русский язык… Когда ты разговариваешь на башкирском — это уважение к людям. Я кайфую от этого. Мы строим полилингвальные школы — это национальная политика. Мы должны поддерживать другие национальные языки… Ребенок должен прийти в школу и изучать географию на чувашском, марийском или татарском языке. Следующая полилингвальная гимназия, которая уже на выходе, — Акъяр».

***

Вопрос о проницательности Главы, взгляде на два шага вперед.

«Например, вопрос о ЦУРе — это вопрос Андрея Геннальевича (Назарова). Я, наверное, чуть более информированнее, чем другие люди и мои коллеги. Это доступ к информации. Смотреть наперед я научился еще в спорте… Нам надо быть очень быстрыми, смотреть вперед».

***

Вопрос о соцсетях и критике в адрес Главы.

«Я выбрал эту работу и отношусь к критике нормально. При личном общении я не позволял себе хамить и повышать на себя голос. В соцсетях степень злобы и агрессивности зашкаливает. Соцсети я не люблю. Там много лжи, агрессии и гадостей. Но наши люди там сидят. Моя задача, как Главы, рассказать о своей работе… От меня информация быстро летит через соцмедиа. Не у всех так получается…».

***

Вопрос о проведении международных событий в период пандемии и критике.

«Фольклориаду мы готовили два года. Эпидемиологическая ситуация при соблюдении определенных режимов нам позволяла её провести. Мы отправили домой тогда два коллектива — московский и узбекский. Мы должны выбирать сознательно баланс. От этого есть плюс. Уже принято решение о проведении детской фольклориады в Уфе. „Ворлдскиллс“ — мы зацепились за эту тему и модернизируем СПО. Чемпионат мира по борьбе — два наших парня чемпионами стали…».

***

Вопрос о личных итогах года.

«Все связано с наукой. НОЦ, кампус и другие. Инфраструктурные проекты. Это Восточный выезд. Мы этот год боролись, с потерями, но побеждали. Много всего. Следующий год важен. Мы начинаем строить объекты к 450-летию Уфы. Мне за этот год перед жителями не стыдно!

Мы будем встречать Новый год дома. Детей увидеть, побыть с ними. День, два я посплю, потом будем работать! Я хотел поблагодарить жителей Башкирии за этот год, что мы прошли его вместе. Хочу пожелать всем крепкого здоровья, семейного благополучия, мира, добра в ваших домах. Мы в меру наших сил будем помогать!».